Написать нам

Год без ABLV-банка: как изменился мир нерезидентного бизнеса за это время?

Главная / Новости / Год без ABLV-банка: как изменился мир нерезидентного бизнеса за это время?
 

13 февраля 2018 года американская Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) обвинила латвийский ABLV Bank в содействии отмыванию денег. В банке сразу же пообещали опровергнуть все обвинения, но уже через две недели учреждение объявило о начале процесса самоликвидации.

С тех пор прошел год, за это время произошло много всего. Мир нерезидентного бизнеса изменился, а как именно – мы спросили у управляющего партнера компании ICG Иванны Пилипюк.

  1. Год назад крупнейший коммерческий банк Латвии объявил о самоликвидации. Тогда многие аналитики предрекали, что ABLV – «первая ласточка», будут закрываться и другие банки, работающие в основном с бенефициарами. Оправдался ли этот прогноз?

Оправдался полностью, судите сами: Versobank – умер, начались проблемы у Danske Bank и у многих других банков. Скандалы и расследования, связанные с отмыванием денег, возникали весь год, так что после ABLV компетентные органы начали усерднее бороться с «нечистым» капиталом.

Но не только они: сами банки тщательно проверяют происхождение средств, это, пожалуй, главный вопрос, который их сейчас интересует при работе с клиентом. Никто не хочет оказаться на месте ABLV или Danske Bank.

  1. Как изменилась банковская система Латвии после «падения» ABLV?

Последствий истории с ABLV много и они ощущаются не только в Латвии. Во-первых, те события изменили ход истории латвийского банковского центра, ни больше, ни меньше. Через несколько месяцев после начала самоликвидации ABLV, Сейм Латвии принял закон о shell-компаниях, а центробанк страны  уменьшил долю клиентов-нерезидентов в местных банках до 5%, хотя ОЭСР рекомендует квоту до 20%.

Во-вторых, другой латвийский банк – Rietumu, практически сразу после ситуации с ABLV заблокировал счета всех нерезидентов, чтобы тщательнее провести процедуры Due Diligence и KYC. Кроме того, сейчас латвийские банки сейчас могут обслуживать только счета в Евро, многие из них лишились не только долларовых корсчетов, но и счетов в британских фунтах и швейцарских франках.  Говоря глобально, доверие к банковскому сектору Латвии было подорвано  – это главный итог «ABLV-гейта» для этой страны.

  1. А каковы были последствия для других стран?

Волна последствий перекинулась также и на Кипр, где летом 2018 года законодательно запретили работать с shell-компаниями. В начале этого года многие карибские юрисдикции внесли изменения  в законодательство, по которому компании, зарегистрированные в этих странах, должны показать реальное физическое присутствие (substance). Думаю, не последнюю роль в этих изменениях сыграла ситуация с ABLV.

  1. Как вы считаете, насколько вероятна подобная ситуация в будущем? И где такое, в принципе, возможно?

Повторение кризиса, подобного латвийскому, возможно везде, где не будут соблюдаться «рекомендации» ОЭСР о работе с shell-company и доле клиентов-нерезидентов. А также там, где не будет учитываться новая реальность для нерезидентных компаний: они теперь должны обязательно иметь substance – офис, персонал, контракты, сайт.

По «свежим следам» истории с ABLV банком мы писали материал о том, как не стать клиентом лопнувшего банка. И он не потерял актуальности, так что рекомендуем «освежить» в памяти наш «лайфхак».

Комментрии(0)

Оставить комментарий