Написать нам

BEPS на практике: 4 судебных дела, которые иллюстрируют, как может работать деоффшоризация в разных странах

Главная / Новости / BEPS на практике: 4 судебных дела, которые иллюстрируют, как может работать деоффшоризация в разных странах
 

На бумаге план BEPS – это про прозрачность, справедливость, наполнение бюджетов и помощь бизнесу, который хочет работать прозрачно. Но что выходит на практике в тех странах, которые уже перешли на стандарты работы, разработанные ОЭСР? Мы нашли несколько судебных дел, которые показывают, как могут быть истолкованы Фемидой те или иные предписания плана BEPS.

Дело №1. ФСБ использовала декларацию об амнистии капиталов в качестве доказательства по уголовному делу против бизнесмена

Иллюстрация к теме – «налоговая амнистия и риски для бизнесменов»

Суть дела: Речь идет об уголовном деле против совладельца компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита. В 2016 году бизнесмен задекларировал контролируемые им иностранные компании, квартиру в Лондоне, акции, банковские счета.

В 2017 году ФСБ получила от налоговой службы декларацию бизнесмена и на основании этих документов возбудила уголовное дело о выводе средств за границу по подложным документам и легализации денежных средств (статья 193.1 УК и 174.1 УК). Кроме того, Израйлит обвиняется в мошенничестве (статья 159 УК).

По версии следствия, бизнесмен пытался купить собственную яхту у подконтрольной ему компании. Однако Защита бизнесмена потребовала в суде исключить из доказательств декларацию об амнистии капиталов, так как это противоречит законодательство, в котором сказано что спецдекларация не может использоваться как доказательство в судебном деле. Но Смольнинский суд города Санкт-Петербурга проигнорировал эти доводы. Более того, Верховный суд РФ в своем разъяснении подтвердил правоту позиции защиты бизнесмена, что, однако, не изменило решение Смольнинского суда, который не видит нарушения в том, что спецдекларация налоговой амнистии фигурирует среди доказательств в уголовном деле.

Статус дела: дело продолжается.

Дело №2. Нидерланды и Starbucks против Еврокомиссии

Иллюстрация к теме — злоупотребление налоговыми льготами

Суть дела: В июле 2013 года Еврокомиссия потребовала от нидерландского правительства данные про налоговые преференции для кофейного гиганта Starbucks, тем самым начав расследование против компании.

С апреля 2008 года голландская компания группы Starbucks, которая занимается обжаркой кофе (Starbucks Manufacturing EMEA B.V. – SMBV), заключила соглашение о предварительном согласовании цен (APA – advanced pricing agreement) с правительством Нидерландов, закрепив за собой право применения метода чистой прибыли для определения цены контролируемых операций на территории Европы.

Такое соглашение, по мнению Еврокомиссии, привели к неоправданному уменьшению базы налогообложения. В частности, под сомнение была поставлена и правомерность использования метода чистой прибыли. Еврокомиссия указала, что компания должна была бы использовать метод сравнительной неконтролируемой цены.

Голландская компания, по мнению Еврокомиссии, не должна была уплачивать роялти за использование ноу-хау, поскольку такой подход, якобы, противоречит деловой практике ведения бизнеса в данной сфере: «Никто и никогда не платит роялти за ноу-хау в процессе обжаривания кофе» — объясняла свою позицию ЕК.

Словом, в Еврокомиссии решили, что Нидерланды, заключив соглашение по согласованию цены со Starbucks, предоставляли кофейному гиганту запрещенную форму государственной поддержки, которая противоречит условиям антимонопольного законодательства ЕС.

Итог: Решением от 21 октября 2015 года ЕК фактически обязала Нидерланды доначислить налогов и пени компании Starbucks. Нидерланды подали апеляцию через 2 дня после этого решения и 24 сентября 2019 года суд ЕС общей юрисдикции отменил решение Еврокомиссии, удовлетворив апелляцию Нидерландов и Starbucks.

Дело №3: Италия против Netflix

Иллюстрация к теме: substance, экономическое присутствие, налогообложение цифровых команий

Суть дела:  В октябре 2019 года прокуратура Милана возбудила дело об уклонении от уплаты налогов против стриммингового сервиса Netflix. Согласно позиции обвинения, сервис не платит налоги в Италии, хотя число его подписчиков здесь приближается к 1,5 миллионов человек, следовательно, компания ведет бизнес в стране, получает здесь доход и должна платить налоги.

Представители компании в свою очередь заявляли, что в Италии сервис не имеет «физического присутствия» в виде офиса, сотрудников и т.п., а значит, его нельзя считать «работающим в Италии». В ответ, прокуратура заявила, что использования местной инфраструктуры (оптоволоконных кабелей и т.п.) можно считать экономическим присутствием.

Итог дела: дело все еще рассматривается. Но ранее по подобным искам Италия уже получила более 5 миллиардов евро от Амазон, Гугл и других цифровых гигантов. Правда, в тех случаях у компаний были офисы в стране.

Дело №4 Итальянская налоговая служба против Юридичекого лица – резидента Италии с дочерней компанией в Германии

Иллюстрация к теме — применение договоров об избежании двойного налогообложения

Верховный суд Италии в ноябре 2019 года вынес несколько решений о толковании налогового соглашения об избежании двойного налогообложения между Италией и Германией (решения № 29635, 30140, 30347 от 2019 г.).

Дело касалось итальянской материнской компании, получающей дивиденды от своей немецкой дочерней компании. Налоговое управление Италии пришло к выводу, что родительская компания не имела права на полное освобождение от налога на дивиденды, что предусмотрено итало-немецким договором, поскольку дивиденды уже освобождены от подоходного налога в Германии.

Итог дела: Верховный суд отклонил доводы Агентства по доходам Италии, заявив, что освобождение или неосвобождение дивидендов от уплаты налогов по договору не зависят от того, облагались ли доходы материнской компании налогами в Германии.

Бонусное дело: Первое судебное решение по substance (США, 1935 год)

В 1935 году Верховный суд США принял знаковое решение по делу Gregory v. Helvering, которое стало родоначальником двух юридических доктрин: деловая цель и превалирование сути над формой. Люди, которые следят за современными налоговыми и юридическими процессами прекрасно понимают, что обе эти доктрины – основа деоффшоризации. В ходе этого слушания была впервые сформулирована «Доктрина деловой цели». Итак, согласно Верховному суду США:

«Доктрина деловой цели заключается в том, что, если операция не имеет какой-либо существенной коммерческой цели, кроме как избежание или снижение федерального налога, налоговое законодательство не будет принимать во внимание эту операцию. Доктрина превалирования сути над формой заключается в том, что для целей федерального налога обязательство налогоплательщика определяется на основании экономической сути сделки, последняя отличается от ее юридической формы».

Как видим – терминология вполне современная. И что важно – идея о более тщательной проверке деловых операций и налогоплательщиков родилась в тяжелое время – в 1935 году, когда США и западный мир отстраивали экономику после сильнейшего кризиса, вошедшего в историю под названием «Великая депрессия».

Итоги

На самом деле предсказать применение предписаний ОЭСР в каждой конкретной стране сложно. Обещанная налоговая амнистия не обещает безусловного «прощения» всех грехов, особенно в постсоветских условиях, где налоговые службы могут по-своему толковать те или иные нормы. Показателен также пример Италии: эта страна считает признаком экономического присутствия лишь то, что контент компании распространяется посредством местной инфраструктуры. В то же время, суды этой страны довольно лояльно относятся к применению соглашений об избежании двойного налогообложения.

Потому вывод банален: теория и судебная практика могут сильно отличаться друг от друга. Все нормы, предусмотрены в плане BEPS, могут серьезно измениться и обрести «национальный колорит».

Если вас интересуют вопросы, связанные с деоффшоризацией и налогообложением – приходите на наши семинары!

Комментрии(0)

Оставить комментарий