Написать нам

Иванна Пилипюк: «Мир стоит на пороге transperancy-зимы»

Главная / Новости / Иванна Пилипюк: «Мир стоит на пороге transperancy-зимы»
 

То, что сейчас происходит с нерезидентским бизнесом, многие считают его «закатом». Санкции в отношении банков, обслуживающих нерезидентов, BEPS, реестры владельцев компаний-нерезидентов – все это вносит сумятицу в привычный ход дел.

Но не стоит паниковать. Ни международные, ни национальные законодательства не содержат запретов на сотрудничество с компаниями из Белиза, Панамы или другой низконалоговой юрисдикции. Эти инструменты международного бизнеса были, есть и будут. Другое дело, что для их эффективного использования нужно отвечать некоторым требованиям: доказать экономическую целесообразность существования компании и показать, что она реально работает.

Нет ничего странного в том, что времена меняются. Мы же не удивляемся, что день сменяет ночь, что после зимы приходит весна и все вокруг обновляется. Так и с нерезидентским бизнесом: похоже, сейчас он переживает свою «зиму», но новая весна обязательно придет. Вся история нерезидентов, как явления доказывает, что оно подвержено цикличности.

 Весна на «нерезидентской» улице 

Нерезидентский, (оффшорный) бизнеса зародился полвека тому. В 60-е–70-е XX столетия многие британские колонии объявили о независимости. Бедным на ресурсы республикам вроде Белиза, Багамских Островов, Гренады, Сент-Китс и Невиса пришлось искать источники наполнения бюджета. Не в лучшем финансовом положении оказались территории, оставшиеся под властью короны (к примеру – Британские Виргинские Острова): им дали автономию и право самоуправления, но лишили субсидирования из британской казны.

Частичным решением проблемы стал туризм. Но много ли отдыхающих сможет разместиться на острове (или группе островов) в несколько квадратных километров? К тому же, для привлечения туристов необходимы серьезные вложения в инфраструктуру, а ресурсов на это не было. Потому краеугольным камнем экономки большинства стран региона стала финансовая сфера.

Правительства государств Карибского бассейна установили выгодные для корпораций налоговые (часто «безналоговые») правила. Бизнесменам предлагалась конфиденциальность в работе, что оказалось не менее важным фактором для привлечения инвестиций, чем финансовые привилегии. В странах региона преобладало либеральное отношение к ведению и подаче налоговой отчетности, а «вишенкой» на «торте» преимуществ стало отсутствие политических потрясений и валютного регулирования.

Идейными вдохновителями создания льготных фискальных режимов для иностранных компаний были британские юристы, разглядевшие потенциал «налоговых гаваней» в бывших колониях. Благодаря созданию выгодного бизнес-климата, правительства республик смогли привлечь объем инвестиций, достаточный для развития государства. Так начиналась «оффшорная весна».

Нерезидентское лето   

К началу активной фазы деоффшоризации (2013-й год) в мире насчитывалось 35-40 оффшорных зон. Их доля в мировом ВВП невелика – 1,2%, но через эти страны проходили до 40% всех международных транзакций.

Счастливое «лето» эпохи оффшоров пришлось на 90-е, 2000-е годы. В это время набирали вес будущие корпорации-гиганты нового поколения: Microsoft, Apple, Google. А в Восточной Европе случился распад СССР и появление на карте мира 15 новых государств. Это событие навсегда изменило нерезидентский бизнес. Бизнесмены бывшего СССР начали активно использовать в работе нерезидентов: к примеру Россия до сих пор один из лидеров по объемам инвестиций в оффшорные юрисдикции.

Постсоветский бизнес в оффшорных компания привлекало то, что такие фирмы не подвержены рейдерским захватам или давлению со стороны чиновников. Но в то же время наличие нерезидента позволяло торговать в международном масштабе без лишним проблем.

С падением коммунистических режимов в Европе произошла либерализация экономики и в Китае, который в начале 1990-х годов начал движение в сторону рыночной экономики. Некогда закрытое государство активно торговало со всем миром, используя  нерезидентные структуры (в 2017 году Китай был самым активным пользователей оффшорных компаний).

Популярность оффшорных юрисдикций на рубеже веков отчасти объясняется доступностью: в то время, которое из 2018 года кажется далеким и «легендарным», для открытия компании нужен был только паспорт бенефициара. А банки во всех уголках мира с удовольствием открывали счета на оффшорные компании. Активы бизнесменов грелись на панамском, кипрском, карибском солнышке и казалось, что так будет всегда. Но климат поменялся, как только пришла деоффшоризация.

Деоффшоризационная осень

Попытки сделать использование нерезидентов в бизнесе прозрачным предпринимались давно. В 1991 году Евросоюз принял директиву 91/308/EEC — О предотвращении использования финансовой системы в целях отмывания доходов (AML-директива). В будущем она переживет 4 редакции и станет основополагающим инструментом в борьбе с незаконным перемещением доходов.

Однако сама по себе директива не превратила оффшорное лето в осень. До поры до времени мировое сообщество не слишком усердствовало в борьбе за прозрачность нерезидентных компаний. «Холодеть» налоговый климат начал после известных событий 11 сентября с 2001 года. Международное сообщество усилило борьбу с финансированием терроризма и, как результат, тщательнее проверять финансовые операции. Подлил масла в огонь финансовый кризис 2008 года: премьер-министр Великобритании Гордон Браун назвал существование оффшоров одной из его причин, так как, по его словам, юрисдикции, предоставляющие льготы нерезидентам, спекуляциями расшатали мировую финансовую систему. К тому же, раскрытие оффшоров и увеличение налоговых поступлений за их счет было очевидным ответом на вопрос «где взять ресурсы на восстановление экономики».

Очередную волну интереса к теме оффшооров спровоцировал проект Offshore Leaks, который был презентован Международным консорциумом журналистских расследований. Авторы сделали достоянием общественности информацию о сотнях тысяч оффшорных компаний, зарегистрированных до 2010 года.

В том же году Организация Экономического Развития и Сотрудничества презентовала первый вариант плана BEPS. А скандал 2016 года, связанный с утечкой данных компании Mossack Fonseca, когда мир увидел масштабы проблемы, ускорил процессы.

С начала активной фазы деоффшоризации и появления аббревиатуры BEPS прошло 5 лет, а важнейшие пункты плана уже работают: автоматический обмен информацией стартовал, страны обзаводятся реестрами бенефициаров, банки тщательнейшим образом проверяют клиентов-нерезидентов (а с shell-компаниями и вовсе не хотят работать), разработан инструмент для изменения международных налоговых соглашений.

Как пережить «зиму»?

Мир стоит на пороге «зимы transperancy». К плану BEPS присоединились большинство стран мира. Развитые государства заняты деоффшоризацией и нет сомнений, что правила игры в международном бизнесе изменятся. Старые подходы «замерзнут», их «заметут» снега санкций и ограничений. Главное – обезопасить себя и не оказаться под снегом. Всего-то и требуется, что соответствовать ситуации: одеваться по погоде, следить за порывами ветра и слушать прогнозы синоптиков. Только так можно «перезимовать» деорффшоризацию. Потому сохраняем оптимизм и ждем весну. Помните: чем морознее и снежнее зима – тем лучше урожай.

Комментрии(0)

Оставить комментарий