Warning: fopen(weekly-class/weekly-class.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/setworkm/icg-seminar.com.ua/www/wp-includes/functions.php on line 5974

Warning: fread() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/setworkm/icg-seminar.com.ua/www/wp-includes/functions.php on line 5977

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/setworkm/icg-seminar.com.ua/www/wp-includes/functions.php on line 5980
 Иванна Пилипюк: «2019 год - заключительный в истории оффшоров" Написать нам

Иванна Пилипюк: «2019 год будет заключительным в яркой и длительной истории оффшоров»

Главная / Новости / Иванна Пилипюк: «2019 год будет заключительным в яркой и длительной истории оффшоров»
 

Иванна пилипюк о тенденциях на будущий годЧерез несколько дней закончится 2018 год, самое время подводить итоги и делать прогнозы на будущее. Дело это, как известно, неблагодарное, но ситуация в нерезидентном бизнесе кажется определенной и в целом ясной: BEPS, борьба с отмыванием денег, автоматический обмен информацией – все это останется «на повестке дня» и дальше. Во всяком случае предпосылок к тому, что ситуация изменится, нет.

О том, чего конкретно ждать в будущем году, мы поговорили с управляющим партнером компании ICG – Иванной Пилипюк.

«Время массовых решений с использованием оффшоров прошло»

Ровно год назад вы говорили, что 2018 год будет переломным в плане изменений в международном бизнесе. Ваше мнение: насколько этот прогноз оправдался?

Более чем оправдался. 2018 год стал эпохальным в плане изменений работы нерезидентов и принципов обслуживания в банках. Общий кризис латвийского банковского сектора вынудил многих предпринимателей искать альтернативные решения и приобретать опыт в новых юрисдикциях, таких как Сербия, Армения, Казахстан, Македония и другие.

Время массовых решений с использованием оффшоров и компаний-прокладок (или shell-компаний) прошло. Как и понятных, дешевых продуктов. Многие добровольно или принудительно прекратили работать с нерезидентами, для кого-то это стало слишком дорого.

Главная тенденция нерезидентного бизнеса – рынок продуктов в налоговом планировании умер, теперь рождается рынок сервиса и консалтинга. Клиент будет платить консультантам, а не покупать оффшорные компании.

Из самых ярких событий 2018 года я бы выделила громкую самоликвидацию латвийского ABLV-банка, а также принятие законов о shell-компаниях в Латвии и на Кипре. Но и у нас, в Украине, новостей предостаточно: мы увидели законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины с целью имплементации Плана противодействия размыванию базы налогообложения и выведению прибыли из-под налогообложения», и сюрпризом для многих стало то, что вместо 4 шагов плана BEPS в нем планируется имплементировать 8.

Давайте поговорим о банках (кажется, главный груз деоффшоризации сейчас несут именно они): изменится ли ситуация в будущем году и как?

С 2019 года, по предписанию OECD, банки в развитых странах не смогу обслуживать клиентов, которые не подтверждают реальность деятельности по месту регистрации компании. Учитывая два действующих закона о shell-companies , нерезиденты с зарубежными счетами должны будут, как минимум, предоставлять  договора аренды офиса, а как максимум – перенести бизнес в другую страну. Кроме того, возможно введут правило, по которому нерезидент сможет открыть счет только в том случае, если у компании уже есть счет в стране регистрации. А счет за рубежом может быть лишь вторым, или третьим.

Я думаю, что популярнее станут платежные системы. Маленькому бизнесу они дадут возможность работать и развиваться, а для большого – станут вспомогательным решением для оплаты инвойсов или выгодной конвертации валюты.

Также я ожидаю конкретики по процессу автоматического обмена информацией между банками и налоговыми службами мира. Сейчас ситуация выглядит так: банки и финансовые учреждения собрали информацию, передали ее в национальные налоговые органы, те разослали коллегам за рубеж и… тишина. Разумеется, массив данных огромен, потому пока мы никаких последствий первого в истории сеанса обмена налоговой информацией не видим. Но, думаю, в 2019 году что-то должно произойти.

Возможно, это странно звучит, но я ожидаю изменений в банковском секторе Латвии (да, еще больших изменений). Думаю, кризис отрасли в этой стране продолжиться и они потеряют часть банков или активов. Также не забываем, что латвийский ABLV обвиняется по серьезным статьям, потому вряд ли эта история закончится с самоликвидацией банка. Следствию еще предстоит выяснить, кто в банке занимался отмывание денег, и кто понесет наказание. Не исключено, что в банках, которые принимали деньги от ABLV, также будут проверки.

Чего ждать международному бизнесу в 2019 году?

2019 год будет заключительным в яркой и длительной истории оффшоров. Думаю, что с 2019 года оффшор станет «реликвией», дорогой реликвией, практически предметом роскоши. Сейчас в ряде офшорных юрисдикций (в том числе на БВО и Белизе) рассматривают законопроекты, связанные с economic substance для компаний-нерезидентов. То есть, оффшорные компании обяжут иметь реальный офис и сотрудников по месту регистрации. Это усложнит жизнь многим компаниям и их владельцам, учитывая отдаленность таких территорий, весьма ограниченный рынок коммерческой недвижимости (ее точно не хватит на всех) и частые природные катаклизмы. К тому же, граждане Украины должны получать визу для посещения таких стран.

В 2019 году, скорее всего, пополнятся ряды юрисдикций, которые раскроют не только своих акционеров, но и бенефициаров компаний. В то же время, возможно, мы увидим новые юрисдикции на карте налогового планирования, но чудес не будет, они просто не смогут предложить никаких революционных решений. Максимум – временные варианты, но не более того.

Поговорим об Украине: для нас уходящий год выдался богатым на события. Парламент принял Закон «О валюте», было много разговоров о налоге на выведенный капитал, но пока этот вопрос отложили до следующего года. Как вы считаете, чего ждать украинским бизнесменам в 2019 году?

Вся страна ждет одного – выборов. А 2019 год – это двойные выборы, весной – президентские, осенью – парламентские. Нет ничего странного в том, что сейчас никто не хочет принимать непопулярных решений, которые негативно скажутся на электоральном рейтинге. Закон о налоге на выведенный капитале – как раз один из таких вопросов. Он, вероятно, будет принят, но в каком виде и когда конкретно – я прогнозировать не возьмусь.

В 2019 году я ожидаю прояснения ситуации по ряду вопросов. Во-первых, что с амнистией капиталов? Нельзя участвовать в деоффшоризации, пока у нас вся страна фактически живет «в оффшоре». Прежде, чем все открыть, необходимо дать возможность резидентам-физлицам задекларировать свои активы. У нас за 27 лет независимости этого так никто и не сделал, хотя многие постсоветские страны прошли этот трудный путь.

Во-вторых, 2019 год даст ответ на вопрос «в каком виде будет принят Закон о КИК?» (КИК – контролированные иностранные компании, — прим. ред.). То, что он будет принят, я не сомневаюсь. Но в каком виде? Опыт других стран показывает, что его могут принять вместе  с законом об амнистии капитала. Но известно, что МВФ не одобряет амнистию капитала в Украине, потому будет интересно, какое решение в итоге будет найдено. Мое мнение – амнистия будет, задекларированные капиталы будут облагаться налогом по ставке в 9%, как дивиденды от нерезидента. Но платить их будут только те, кто налоги не платил ранее. Всем, у кого есть подтверждение законности происхождения активов, могут спать спокойно (насколько это вообще возможно в нашей стране).

Третий волнующий вопрос, на который мы получим ответ в будущем году – когда Украина присоединится к АЕОI? Интересны также подробности нашего участия в обмене: за какой период будет учитываться информация в отчетах, с  какими странами мы будем меняться данными?

Ну и в-четвертых, очень интересно, как будет работать на практике новый Закон «О валюте»? Действительно ли он даст бизнесу ту свободу, о которой говорят его авторы? Поживем – увидим. В любом случае 2019 год будет очень интересным, хоть и не простым.

Комментрии(0)

Оставить комментарий