Написать нам

Итоги 2018: Что происходит в оффшорных юрисдикциях

Главная / Новости / Итоги 2018: Что происходит в оффшорных юрисдикциях
 

За последние несколько лет оффшорные юрисдикции из простых и понятных инструментов структуризации бизнеса превратились в недешевые и сложные структуры.  И этот год как нельзя лучше демонстрирует эту тенденцию.

В 2018 году случилось несколько ключевых событий для всего делового мира. Во-первых, появилась информация о первом автоматическом обмене налоговыми данными, и сеанс обмена прошел успешно: 86 стран более чем 4500 раз передали друг другу информацию. В ОЭСР рады такому результату и обещают, что в следующем обмене будет участвовать больше юрисдикций.

Их словам нужно не верить. BEPS триумфально «шагает по планете» и практически не осталось юрисдикций, не участвующих во всемирных налоговых инициативах. Посмотрим хотя бы на «черный список» юрисдикций ЕС: его опубликовали в декабре 2017 года и в нем находилось 17 стран, не сотрудничающих в вопросах борьбы с уклонениями от уплаты налогов. К настоящему времени (декабрь 2018) в нем осталось 5 фигурантов. Все остальные выбыли из списка по той причине, что согласились внедрить хотя бы минимальный пакет BEPS. И можно не сомневаться, что новые правила игры примут все.

Перейдем к конкретным юрисдикциям. Низконалоговые страны карибского бассейна не остаются в стороне «налоговой глобализации», им приходиться заводить реестры бенефициров, обмениваться налоговой информацией, вносить изменения в законодательство и заботиться, чтобы истинные выгодополучатели проходили идентификацию должным образом.

Так, из отчетов правительства мы знаем, что в прошлом «хедлайнер» нерезидентного бизнеса – Панама, в этом году обменялась налоговой информацией с тремя десятками стран. Налоговые органы юрисдикций отправили зарубежным коллегам 660 отчетов о нерезидентах.

Также в обмене участвовали и Багамские острова, которые 30 сентября отправили данные в 35 стран.

Интересно, что правительства обеих стран подчеркивали: участие в обмене – это часть работы по «непопаданию» во всевозможные «черные списки» юрисдикций, которые не хотят сотрудничать в вопросах борьбы с уклонениями от уплаты налогов. Списки работают.

Изменения в законодательстве

Многие оффшорные юрисдикции гармонизируют законодательство к требованиям ОЭСР. Так, в сентябре остров Джерси принял закон о компаниях LLC (Limited Liability Company), в котором сказано, что новый вид компания (LLC) не являются объектом налогообложения, но каждый участник компании платит налоги с доходов LLC как физлицо и в стране своей налоговой резидентности.

Карибская юрисдикция Сент-Люсия законодательно обязалась внедрить минимальный пакет BEPS, благодаря чему летом выбыла из «черного списка» ЕС.

Интересные события происходят и на Белизе, где местные власти приводят национальное законодательство в соответствие с международными требованиями ОЭСР и FATF. Что конкретно поменяется в правовом поле Белиза пока сложно сказать (закон еще не опубликован), но ожидается, что будут созданы реестры директоров и бенефициаров, а также местные «международные компании» (IBC) будут проходить «тест на substance», то есть подтверждать реальность своей экономической деятельности.

Аналогичные процессы идут и на Британских Виргинских Островах, где парламент в середине декабря рассмотрит ряд законопроектов, необходимых для соответствия новым стандартам прозрачности ОЭСР. Ожидается, что будут усовершенствованы процедуры идентификации бенефициаров компаний, и ужесточены требования по Substance юрлиц.

Кроме того, на BVI (и не только там) к 2021 году появится реестр бенефициаров, этого требует закон, который этим летом принял парламент Великобритании. Согласно документу, все заморские территории Соединенного Королевства до 31 декабря 2020 года должны запустить собственные реестры бенефициарных собственников местных компаний.

В ноябре этого года Доминиканская Республика подписала соглашение о внедрении минимального пакета BEPS. В ближайшем будущем страна начнет участвовать в обмене налоговой информацией о счетах нерезидентов, изменит двусторонние договора об избежании двойного налогообложения и создаст механизма для разрешения налоговых споров.

Оффшоры преображаются

Оффшорные юрисдикции меняются, это общемировой тренд и вряд ли как-то можно этому противостоять. Маленькие государства вроде Белиза, БВО или Сейшельских Островов не могут противиться требованиям стран большой 20-ки, поэтому лучшее, что можно сделать в этой ситуации – наблюдать и приспосабливаться.

Но в то же время ошибкой было бы думать, что оффшоры исчезнут с бизнес-карты мира. Они останутся эффективным инструментом владения и хранения капитала, но, учитывая стоимость, массовым спросом пользоваться уже не будут.

Комментрии(0)

Оставить комментарий